Последний сеанс гипноза. Мучения и самооправдания алкоголика.

 

 


Питание для продления жизни

Питание, здоровье и продолжительность жизни
Когда становятся стариками
В чем сущность старения
Ускорители старения
Избыточный вес
Умеренно - ограниченное питание
О калорийности питания
За счет чего надо ограничивать питание
Свойства жиров предупреждать атеросклероз
Холестерин - враг или друг?
Сливочное масло
Белки
Витамины
Противосклеротические витамины
Картофель
Минеральные соли
Оздоровители кишечника
Режим питания

 

 

26 апреля.
У НИНЫ В МАЕ СВАДЬБА,
приглашает. Необычно красивая она сегодня. Жизнь вошла в нормальную колею.
До вчерашнего дня мать не знала адреса Нины, беспокоилась. Круто с матерью поступили, но заслуженно. Может, сама это поняла? Или решительная позиция Виктора убедила ее в том, что роман у дочери всерьез, теперь никуда не денешься, надо привыкать к зятю?

Как бы то ни было, вчера они принимали мать «у себя».
— За язык ее никто не тянул,— сообщает Нина.— Сама сказала, что будем делить площадь, чтобы у Нас с Витей было жилье. Подкатывалась к нему, пусть устроит тройной обмен. Он — пожалуйста, так даже лучше, только дольше. Тут она размягчилась, стала объяснять: страшно ей жить в одной комнате с отцом... Он, бывает, то кричит ночами, то вдруг пристанет с ревностью: в таком-то году ты мне с этим изменяла или с тем... Доказать ему и в трезвом виде ничего нельзя, тем более в пьяном (Нина вздохнула, кому-кому, а ей известно, каков отец. Был в молодости человеком, краснодеревщиком работал; теперь и облика человеческого не осталось, держат где-то из жалости на сколачивании тары.)

В общем, и ее понять можно,— продолжает Нина.— Хоть бы запереться могла в другой раз. Сказала, денег свою долю внесет, чтобы, значит, обмен с доплатой... Витя понимает в этих делах, у него и знакомые всюду... Не сто лет будем жить у чужих...

Сеанс гипноза прошел... хуже обычного! Не иначе как он последний. Пациентка в душе прощается со мной и «перекрывает» канал связи. Он ей больше не нужен. Хочется и в быту, и в мыслях полностью принадлежать семье, близкому человеку. В голове небось уже иные картины: обзавестись хорошей мебелью. Посудой. Телевизором. А главное — ребенка родить.
— Верно, Нина?
Покраснела. Верно. Пытается вручить мне подарок — электробритву «Агидель» («дефицитная, сами не достанете»). Неловкие и грустные для врача минуты: прощание с пациентом. Сент-Экзюпери пишет в «Маленьком принце»: «Мы любим тех, кого приручили».

Во второй половине дня приехал Валерий (из четверки). Прибыл один. Группового занятия сегодня нет. С порога вижу: ему неважно. Точит его, должно быть, червь тяги. Он побывал сперва у Капитолины Осиповны, нарколога. Немного отошел благодаря лекарствам, уносит домой коробку с порошками, но на душе кошки скребут, хочется поговорить. Угощаю его сигаретой. Сидим в креслах. — Я отлично понимаю, чем вы с нами занимаетесь. Вы и Жанна Аркадьевна. (При этом в его тоне горечь и злость, как если бы он пришел разоблачить нас!) Вы хорошим завлекаете. Как детей: «Не будь бякой, лучше возьми конфетку». Но мы не дети. На манной кашке не проживем.

Помалкиваю, курю, смотрю ему в глаза. Он, сам того не ведая, ищет доводов, чтобы напиться. Мутная, напористая волна тяги усиливает в нем «критические способности», но в совершенно определенном направлении. Сейчас пойдет проповедь удали, душевной вольницы, риска... Так и есть. Ему вспомнилась из «Капитанской дочки» притча о вороне и орле. Чем триста лет мол, питаться мертвой кровью, лучше тридцать — живой. — Сказал орел, — подхватываю я,— и пошел в магазин за бутылкой. — Кой черт за бутылкой,— грубит Валерий. Ему неприятно что я кольнул в больное место. Тут же он спохватывается, соображает, что я ему не враг, и принимается рассуждать куда более интересно.

Записываю его рассуждения так, как помню. — Не барахлом заграничным надо мужика завлекать, а делом. Вот возьмем меня. Вы говорили как-то, что достаточно алкоголику капле в рот попасть, и начинается запой. Это и верно и неверно. Бывает, надо срочно заканчивать большую работу Дело ответственное; если я не проверну, погорим. В такие периоды могу и стакан шарахнуть, но дальше — все. Ни-ни-ни. Дело есть дело. О том же отец рассказывал. Спирту им на фронте хватало, находились большие любители. А никто не спивался, о запоях и слуху не было. Не до запоев, драться надо. Кружечку опрокинут, сальца пожуют — и хорош. Наверно, тяга куда-то пропадала даже у тех, у кого она раньше была. А вы говорите «неумолимая, потребность организма».

Теперь. Если у меня ответственной работы нет, скучно, живешь, как гриб трухлявый, тогда другой поворот. Мне дали поблажку сверху (сиди, дескать, спокойно, ты не нужен), а я даю поблажку своей тяге. И поехало... Я что хочу сказать? Пение юморески, финская баня — спасибо, очень рад. Но это не может заполнить человека. По крайней мере меня.
— Чудненько,— отвечаю ему в тон.— Когда билет до Тюмени берете?
До Тюмени?!.
-~ Там нефть добывают. Работа — успевай вертеться. И на много лет. А если в тех же краях податься посевернее, то обстановка почти фронтовая. Каждый квадратный метр — приступом.
— Это «мы проходили». Не в Тюмени, правда. Еще дальше Хватит, мне и так хорошо.
— Нет уж, будьте последовательны. Большого дела не хватает? Ищите. Найдете и здесь, в Москве. Не найдете — к вашим услугам тысячи горячих точек в стране. А если вам «и так хорошо», нечего ныть.
— Я не ною, доктор, вы меня неправильно поняли. Должен кто-то стоять над душой, требовать, гонять до седьмого пота, тогда...
— Вот как, вам надсмотрщик нужен? Хорошо, сходите в цирк, раздобудьте мне списанный хлыст. Для вашего блага не пожалею сил, составим расписание: порка по средам и Пятницам...
— Все шутите. А я серьезно.
— И я серьезно. Чехов писал брату, что по капле выдавливал из себя раба. Вы поняли?
— Честно говоря, нет.
— Надо выдавливать из себя холопа, Валерий. Только холоп под палкой хорош, а без палки скотина. Несколько секунд я выдерживаю его угрожающий взгляд.
— Ну, извините,— говорит он.— Всего доброго.
Уходит. Через несколько минут, когда я уже жалею, что перегнул, стук в дверь. Это он.
— Забыл спросить. В субботу — в три? Как обычно?
— Как обычно,— подтверждаю я и делаю вид, что погружен в бумаги.
В конце концов, хотел мужик схлопотать и схлопотал. Тоже психотерапия. Собирался на сегодня доставить точку. И вдруг осенило: понял, почему Нина стала такая красивая. Она красит ресницы! Раньше не красила из-за частого моргания, чешущихся век и прочего. А теперь может себе позволить. «Объективный показатель» излечения от невроза... Вот такая «Агидель».

Предыдущая       Следующая

Перейти к каталогу статей

загрузка...

Записки психотерапевта.


Симптомы невроза. Невроз или начало психоза?
Психические неполадки.
Бессознательное и неосознаваемое.
Фиксированная установка. Иллюзии.
Смена установок и объективация.
Ассоциативный эксперимент.
Бредовый психоз.
Личная жизнь. Источник неврозов.
Когда бессильна психиатрия.
Жизненные обстоятельства.
Психотерапия алкоголизма.
Больному о нем. Рассказ психотерапевта.
Как развивается ребенок.
Гармония становления мужчины и женщины.
Гипнотический сеанс.
Психотерапия. Пьянство и алкоголизм.
Унижение и неблагодарность. Амбиции.
Мучения и самооправдания алкоголика.
Понимание психолога.
Что такое психотерапия?

загрузка...