Бредовый психоз.

 

 


Питание для продления жизни

Питание, здоровье и продолжительность жизни
Когда становятся стариками
В чем сущность старения
Ускорители старения
Избыточный вес
Умеренно - ограниченное питание
О калорийности питания
За счет чего надо ограничивать питание
Свойства жиров предупреждать атеросклероз
Холестерин - враг или друг?
Сливочное масло
Белки
Витамины
Противосклеротические витамины
Картофель
Минеральные соли
Оздоровители кишечника
Режим питания

 

 


Koгдa бессильна психотерапия.— Личная жизнь Нины.— Называть сказку сказкой. Саня Ч-ев и его «шефы».— Возвращение дяди Леши.—«Мне можно выпить, а вам нельзя».— Моргание как форма протеста.— «Я» — театр одного актера. Виктор снимает квартиру.
10 MАРТА.
ВОТ И ПАРАЛЛЕЛЬ СОСТОЯНИЮ НИНЫ
: мой утренний пациент. Родственники привели его ко мне, потому что я «лечу гипнозом»; бедняги, какой уж тут гипноз!.. Мужчина лет сорока, филолог, и не без заслуг; бегающий взгляд, серое лицо. Он «не может справиться с собой», то и дело произносит фразу: «Вода камень точит» (скороговоркой: «вода-кам-точь»). Эта навязчивость появилась недавно, задолго до нее были и другие. Например, что-то заставило избегать прямой дороги, пользоваться кривыми, обходными, если же такой возможности не было, то он и прямую преодолевал «по синусоиде». На работе у него давний и все разгорающийся конфликт с сотрудниками; докторскую диссертацию он забросил под предлогом того, что надо «всецело отдаться борьбе за восстановление справедливости»; последний год, однако, нет и борьбы; он проводит время над книгой, раскрытой на одной странице. Задумчиво смотрит перед собой, шевелит губами. И из-за его двери временами доносится тихое: «вода-кам-точь»... «вода-кам-точь»...
Отсылаю родственников посидеть в коридоре, вхожу в контакт с пациентом с глазу на глаз, и последние диагностические сомнения развеиваются мгновенно.
В свое время он пытался подавлять навязчивости силой воли — разумеется, безуспешно. Теперь не пытается и не видит в этом смысла, потому что ... не он произносит странную эту фразу, ему «так делают»: его языком, губами, голосовыми связками «управляют» извне, на расстоянии. Как?.. Ну мало ли как в век автоматики и нейтронной бомбы. «Что-то вроде гипноза,— рассказывает пациент,— но на базе телеметрии».
Кто же с ним так обходится и за что, для чего?.. Тут он, как и следовало ожидать, говорит намеками, недомолвками, порой отвечает вопросом на вопрос, смотрит настороженно, усмехается загадочно, так что нужен психиатрический опыт ведения беседы, чтобы по -настоящему его «расколоть». Неудивительно, что образованные и интеллигентные родственники до сих пор не опознали в нем безумца. Близким людям вообще очень трудно принять мысль, что их родственник, такой понятный и свой, психически болен; им все кажется, что его выходки или речи можно «разумно объяснить», вывести из обстоятельств жизни; им все верится, что смена обстановки, отдых или авторитетное внушение могут поправить дело. Ну а уж если «понятный и свой» умеет отлично скрывать свой невероятный душевный опыт, привнесенный болезнью, то родне и того проще проглядеть начало катастрофы: непрофессиональные люди попросту не знают, как и о чем спросить, не понимают значения, симптоматичности отдельных поступков и слов заболевшего.
На моей памяти есть несколько психиатров, которых можно считать виртуозами беседы с душевнобольным; быть может, на первом месте из известных мне специалистов стоит в этом отношении профессор В. Н. Фаворина, и я горжусь, называя ее своим учителем.
Суть происходящего с моим пациентом такова. В свое время он будто бы «имел неосторожность» вступить в конфликт с «могущественными лицами» и даже «целыми всемирными организациями». Этим его врагам подвластна небывалая (и конечно, сверхсекретная) техника для воздействия на мозг на расстоянии. И вот «враги» мстят ему, пытаются подавить в нем собственную волю. Они вынуждают его произносить «вода камень точит» и тем самым точат его мозг. Они боятся его, ибо его воля, оказывается, способна сокрушить все, соперничая с волей любого человека на земле. Он узнал «силой мысли» то, чего ему, по мнению врагов, знать не положено, и потому борьбе не будет конца: либо он, либо они, примирение невозможно...
Тяжело объяснить родственникам, что его надо немедленно поместить в стационар и лечить химическими средствами. Тяжело произносить слово «шизофрения», глядя в глаза измученным людям, хватающимся за малейшую надежду. Но это участь психиатра.
Чем меньше иллюзий оставлю я близким больного, чем острее они переживут первое, самое тяжкое потрясение, тем быстрее обретут мужество мириться с неизбежностью и действовать, по крайней мере, разумно.
Ну а в чем мне почудилась параллель с Ниной? Я ведь почти уверен, что у нее не шизофрении, что у нее вообще не психоз, а поддающийся психотерапии невроз навязчивых состояний.
Параллель, по моему, в том, что чип несчастный, как и Нина, получает какие-то болезненные команды из бессознательной психической сферы Она моргагь, он - твердить «вода-кам-точь». Но глубочайшая разница в том, что Нина рассматривает (и впредь будет рассматривать) моргание как свои действия, хотя и безотчетные, не создавая причудливых фантазий для объяснении этих действий; ему же, филологу, движения собственной речевой мускулатуры преставляются "сделанными", искусственно вызванными с помощью фантастической техники, то есть полностью отчужденными oт его «Я». И при этом у него имеется незыблемая бредовая версия происходящего. Никакая психотерапия здесь помочь не может, всякие здравые доводы извне будут многократно преломляться и до неузнаваемости искажаться в его восприятии. Он убежден в своей правоте, как я в белизне мартовского снега за окном. Собственно говоря, это его нелепо - трагическое «вода-кам-точь» отнюдь не навязчивое состояние, а поздний симптом бредового психоза. Судя по всему, психоз начинался когда-то под видом «невроза навязчивых состояний», но этот сравнительно безобидный этап болезни остался далеко позади. Теперь его душевное расстройство облегчат только лекарства из группы нейролептиков. Они, во всяком случае, ослабят этот шквал патологических команд, обрушивающихся на его сознание из... Из бессознательной сферы, откуда же еще? Таково бессознательное, с которым сталкиваешься в психиатрии.
...С Ниной я провел сегодня третий сеанс гипноза. Она «верит только в гипноз»; знает случай, когда одного парня — его даже звали «моргунчиком» — полностью излечили гипнозом. Беседы она «не считает важными», охотно обошлась бы и без них. Об ассоциативном эксперименте, который мы провели, ей неприятно, стыдно вспоминать. Ей «уже стало лучше», и это только благодари гипнозу. Вчера она побывала у матери — «очень спокойно посидели, наливки выпили»: до начала лечения такие визиты всегда кончались скандалом.
Какая наивность! Будто я ей в гипнозе внушал, «быть приветливой с матерью». Да я ни словом еще не обмолвился о матери во время внушений. В том, что она стала мягче с нею, заслуга ассоциативного эксперимента. Внезапно всплыли затаенные, затоптанные обиды; она их выразила, отреагировала на них, а это уже смягчает. И к тому же, думаю, шевельнулись в ее душе угрызения совести перед матерью сколько бы она их ни отрицала. Сама небось тоже не всегда была на высоте с этой издерганной женщиной, крутой нравом, по все таки не из камня сделанной. Но она мне еще об этом расскажет когда-нибудь потом.

Предыдущая       Следующая

Перейти к каталогу статей

загрузка...

Записки психотерапевта.


Симптомы невроза. Невроз или начало психоза?
Психические неполадки.
Бессознательное и неосознаваемое.
Фиксированная установка. Иллюзии.
Смена установок и объективация.
Ассоциативный эксперимент.
Бредовый психоз.
Личная жизнь. Источник неврозов.
Когда бессильна психиатрия.
Жизненные обстоятельства.
Психотерапия алкоголизма.
Больному о нем. Рассказ психотерапевта.
Как развивается ребенок.
Гармония становления мужчины и женщины.
Гипнотический сеанс.
Психотерапия. Пьянство и алкоголизм.
Унижение и неблагодарность. Амбиции.
Мучения и самооправдания алкоголика.
Понимание психолога.
Что такое психотерапия?

загрузка...