Саморегулирующиеся системы организма.

Часто читают:
Физические упражнения при целлюлите
Упражнения для стройности ног
Талая вода


Питание для продления жизни

Питание, здоровье и продолжительность жизни
Когда становятся стариками
В чем сущность старения
Ускорители старения
Избыточный вес
Умеренно - ограниченное питание
О калорийности питания
За счет чего надо ограничивать питание
Свойства жиров предупреждать атеросклероз
Холестерин - враг или друг?
Сливочное масло
Белки
Витамины
Противосклеротические витамины
Картофель
Минеральные соли
Оздоровители кишечника
Режим питания

 

 

Процессы регуляции и старение организма.

В науке очень часто различные идеи имеют общие исторические судьбы. Говорят, что одни ученые рождают мысль, другие - устраивают ей крестины, третьи - приживают с ней детей, четвертые - посещают ее на смертном одре, а пятые - воскрешают ее, и надолго. Идея о саморегуляции обмена и функций, оцененная и развитая И. П. Павловым, забытая надолго, в наши дни стала одним из важнейших принципов в понимании сущности жизнедеятельности организма.

Бурное развитие естествознания привело к накоплению колоссального фактического материала, свидетельствующего о многообразиях форм проявлений жизни. Вместе с тем современной биологии известно немало примеров, убеждающих в том, что существуют некоторые принципы, закономерности, которые делают понятным развитие различных проявлений жизни. Среди таких ведущих принципов деятельности организма большое значение придается регулированию на любом уровне жизнедеятельности. Многие годы исследователи под регуляцией понимали только одну, хотя и важнейшую, возможность управления жизненными процессами в организме - нервную и гуморальную регуляцию.

В наши дни доказано, что по принципам биологического регулирования развивается внутреннее содержание любого жизненного явления, взаимосвязь его отдельных звеньев в ходе фило- и онтогенеза.

Во всех случаях регулирование - это обеспечение определенного состояния системы путем непрерывного контролирования и воздействия на систему, как только она отклоняется от заданного режима. Этот принцип оказался настолько широко распространенным, что при изучении его возникла специальная наука об общих закономерностях процессов управления, регулирования, названная известным американским ученым Н. Винером кибернетикой. Оказалось, что общие принципы регулирования имеют место в живой природе, более того, являются одним из основных механизмов существования и развития жизни. Как весь сложнейший организм, так и его отдельные клетки представляют собой сложные саморегулирующиеся системы с общими законами деятельности.

На различных этапах развития нашей науки преимущественное внимание исследователей сосредоточивалось обычно на том или ином уровне течения жизненных процессов. Эта, казалось бы, относительная односторонность исторически оправдана, во-первых, методическими возможностями познания деятельности организма, во-вторых, пониманием значимости того или иного процесса во всей сложности жизни.

В наши дни бурно развиваются молекулярная биология и цитология. На этом пути установлены важнейшие закономерности жизни - раскрыты принципы наследственной передачи, механизмы энергетических превращений в клетке, ее реакций на раздражение и т. д. Но знание только одного уровня биологической организации недостаточно для понимания деятельности сложного организма животного. Действительно, процессы старения развиваются на молекулярном, надмолекулярном, субклеточном, клеточном и других уровнях. Однако старение целостного организма не просто сумма возрастных изменений на разных уровнях его жизнедеятельности. Прав был известный биохимик Сент-Дьёрдьи, писавший: "Один из основных принципов биологии - организация. Это означает, что две системы, составленные вместе определенным образом, образуют новую единицу, систему, свойства которой не аддитивны и не могут быть описаны посредством свойств составляющих. Как точки относятся к буквам, буквы - к словам, слова - к предложениям и т. д., так атомы соединяются в молекулу, молекулы - в органеллы, органеллы - в клетки и т. д. Каждый уровень организации имеет новое, свое собственное значение и открывает захватывающие перспективы и возможности". Вот почему в наши дни так важен системный подход, вот почему необходима гипотеза, позволяющая представить себе взаимосвязь, последовательность развития, причинно-следственные взаимоотношения на разных уровнях жизнедеятельности организма. Такое представление может быть создано на основе анализа механизма старения с позиции принципа биологического регулирования.

Каждая регулируемая система состоит из многих звеньев, обеспечивающих совершаемую ею деятельность. Чрезвычайно упрощая все взаимоотношения, любую саморегулирующуюся систему можно представить себе состоящей из двух основных звеньев (рис. 15): центры регуляции (или регулирующее устройство) и объекты регуляции. общая схема саморегуляции Между ними существуют прямые связи, обеспечивающие

передачу информации от центров к объектам регуляции и обратные связи - от объектов регуляции к центрам. Эти связи в организме имеют многочисленные вставочные звенья. Кроме того, они представлены не одним, а многими путями. Каждая саморегулируемая система в организме может входить в состав другой, более сложной, более высокоорганизованной системы.

Если использовать эту схему для характеристики регуляции сердечно-сосудистой системы, то ее можно себе представить следующим образом: центр регуляции - гемодинамический центр, расположенный в различных структурах центральной нервной системы; объект регуляции - сердце и сосуды; прямые связи - сосудодвигательные, центробежные нервы сердца, гормональные влияния: обратные связи - рефлексы с механо- и хеморецепторов. В случае генетического аппарата: центр и объект регулирования - ДНК и белок. Прямые связи - рибонуклеиновые кислоты, обратные - различные метаболиты.

Изучая механизмы старения, важно уловить возрастные изменения регулирования на разных уровнях жизнедеятельности организма. Фактический материал позволяет утверждать, что старение - результат нарастающего ограничения генетической активности при неравномерном изменении регулирования на разных уровнях жизнедеятельности организма.

Существуют общие закономерности изменения процессов регулирования при старении организма. Они проявляются в деятельности целостного организма, отдельных его систем, клеток, молекулярных структур. Вместе с тем регулируемые системы на молекулярном, клеточном и других уровнях вписываются в конечном итоге в единую систему саморегуляции, какой является целостный организм. Объединение всех уровней в условиях целостного организма достигается благодаря механизмам нейрогуморальной регуляции. Именно они определяют подчинение изменений в отдельных клетках, органах интересам всего организма. Следует подчеркнуть, что в комплекс нейрогуморальной регуляции включаются не только нервные и химические влияния на ту или иную ткань, клетку, но и молекулярные изменения, наступающие в них при этом воздействии. Совершенные формы нейрогуморальной регуляции, существующие у высших животных,- результат длительного эволюционного развития. От одноклеточных до человека можно проследить пути усложнения форм регуляции. Отдельные клетки приобретают различную специализацию: одни из них воспринимают раздражение среды, другие - передают возбуждение от клетки к клетке, третьи - выполняют ту или иную работу в ответ на приходящий сигнал. Со временем "распорядительные клетки" собираются в группы, образуя в конечном итоге центральную нервную систему.

Однако возникновение нервной системы не ликвидирует химической связи, которую часто называют гуморальной (передача веществ током крови). Более того, они объединяются в достижении единой цели - регуляции деятельности разных органов и систем. Важным звеном регуляции является контакт нервных окончаний с тканями. Оказывается, что нервные окончания - своеобразные железы, выделяющие специальные химические вещества. Они получили название медиаторов - посредников между клетками. К медиаторам относятся ацетилхолин, норадреналин, серотониы, гамма - аминомасляная кислота и др. Нервная система регулирует деятельность желез внутренней секреции, образование, накопление и выделение из них гормонов. Однако существует и обратная связь - влияние гормонов на функциональное состояние нервных центров. Показано, что в центральной нервной системе есть специальные образования - рецептивные структуры, высоко чувствительные к адреналину, половым гормонам, гормонам коры надпочечников и др. Таким образом, нервные и гуморальные механизмы регуляции неразрывно связаны друг с другом. Однако в ходе деятельности организма при различных его функциональных состояниях может меняться взаимоотношение отдельных звеньев этой единой системы регуляции. Признание единства не означает внутренней неизменности процесса. Вот почему проблема может быть сформулирована следующим образом: изучение возрастных изменений в разных звеньях единой системы нейрогуморальной регуляции обмена и функции организма. Системы управления и объекты регуляции... Нервные центры и ткани организма... Как бы ни была сложна система нейрогуморальной регуляции, конечный эффект ее во многом будет определяться реакцией клеток на нервный стимул, на воздействие химических веществ. Это и определило замысел первого этапа исследований - охарактеризовать возрастные особенности реакции тканей на нервные и гуморальные влияния. Оказалось, что существуют общие закономерности, характеризующие эти сдвиги: при старении ослабляются нервные влияния на клетки, ткани, повышается их чувствительность и падает реакционная способность к гуморальным воздействиям. У старых животных меньшие количества химических веществ вызывают реакцию клеток и тканей. Однако для воспроизведения этих эффектов периферические нервы необходимо раздражать током большой силы. Использовались разные животные - мыши, белые крысы, кролики, кошки, собаки; проводились исследования на человеке; изучались разные органы и ткани: сердце, сосуды, скелетные мышцы, железы внутренней секреции, нервные центры, а единая закономерность оставалась. По мере развития старческих изменений в реакции клеток на нервные и химические воздействия развивались своеобразные "ножницы". Вот результаты нескольких серий опытов, убеждающих в этом.

Деятельность сердца может изменяться в широких пределах под влиянием факторов нейрогуморальной регуляции. Замедление ритма сердечных сокращений возникает при раздражении блуждающего нерва или введении в кровь ацетилхолина, карбохолина. На рис. 16 представлены электрокардиограммы, снятые у молодого и старого кроликов. деятельность сердца после введения ацетилхолина Обоим животным введена одна и та же доза ацетилхолина -

Рис. 16. Деятельность сердца старого (А) и молодого (Б) кроликов после введения ацетилхолина (1 мкг/кг) и раздражения блуждающего нерва током 0,1в: I —- исходная электрокардиограмма, II — ЭКГ после введения ацетилхолина, III — после раздражения блуждающего нерва.

одна гамма (гамма - тысячная часть миллиграмма) на 1 кг веса животного. Как видно на ЭКГ, эта доза, не вызвавшая изменений деятельности сердца молодого животного, оказалась эффективной для старого, способствовала значительному замедлению ритма сердечных сокращений. Следовательно, сердце старого животного более чувствительно к действию данного вещества. У старого и взрослого кроликов блуждающий нерв раздражается одним и тем же током-0,1 вольта. Здесь возникают противоположные соотношения: у взрослого кролика сердце останавливается, у старого - ритм сердечных сокращений не изменяется. Иными словами, нервные влияния на сердце с возрастом ослабляются.

Сердечная мышца получает кровь по коронарным сосудам. Резкое их сужение - спазм приводит к кислородному голоданию сердца, к грудной жабе. Известно, что гормон гипофиза - вазопрессин вызывает спазм сосудов сердца. У старых животных меньшие количества этого гормона вызывают спазм коронарных сосудов и нарушения деятельности сердца. У старых животных явления коронарной недостаточности вызывало введение в три раза меньшей дозы, чем у молодых. У старых кроликов изменения артериального давления возникли при внутривенном введении адреналина (16,0 ± 1,65 ммкг/кг), норадреналина (33,7±3,0 ммкг/кг), ацетилхолина (1,4±0,54 ммкг/кг), а у молодых при введении этих же веществ соответственно в дозах: 114,3 ± 14,3 ммкг/кг, 83,3 ± 23,6 ммкг/ /кг, 9,4 ±2,7 ммкг/кг.

Импульс, проходящий по двигательному нерву, вызывает сокращение скелетных мышц. Этот же эффект возникает при внутриартериальном введении ацетилхолина. По данным Н. С. Верхратского, сокращение икроножной мышцы у старых кроликов возникает при раздражении седалищного нерва электрическим током на 28% чаще, чем в случае взрослых животных. Но меньшая доза ацетилхолина вызывает сокращение мышц у старых кроликов в сравнении со взрослыми (старые кролики - 33,5 ±7,0 мкг на 1 г сухого веса мышцы, взрослые- 13,0±1,0 мкг).

Симпатические и парасимпатические вегетативные ганглии - важный коммутатор на пути передачи возбуждения от центра к периферии. Их возбудимость и лабильность, улавливаемая по электрической стимуляции нервных волокон, по данным Ю. К. Дупленко, с возрастом падает. У старых кошек (возраст 12-13 лет) порог возбудимости при раздражении преганглионарного волокна - 0,3-0,5 вольт, лабильность -150-180 стимулов в 1 сек., у взрослых кошек (2-3. года)-0,1-0,15 вольт, 300-400 стимулов в 1 сек. Однако к ацетилхолину, осуществляющему передачу возбуждения в ганглии, к веществу, блокирующему передачу ганглиоблокатору - чувствительность в старости растет. У старых кошек эти изменения наступают при введении 1,0-2,0 мкг/кг ацетилхолина, 70-85 мкг/кг бензогексония, а у взрослых при 6,0--8,0 мкг/кг и 240-270 мкг/кг.

Универсальным гуморальным раздражителем являются гормоны. В отличие от нервной связи, четко приуроченной к той или иной группе клеток, к ткани, органу, гормоны действуют по принципу "всем, всем, всем". Цель рефлекторных влияний намечается уже в центральной нервной системе. Цель гормональных воздействий во многом зависит от реакции самих объектов регуляции.

Активность желез внутренней секреции с возрастом неравномерно, но неуклонно угасает. Однако конечный эффект гормональной регуляции зависит не только от количества образовавшихся и попавших в кровь гормонов, но и от чувствительности тканей к ним. Проведенные опыты показали, что в старости повышается чувствительность тканей к гормонам. С возрастом меньшие количества ряда важнейших физиологических регуляторов вызывают изменения в обмене и функциях клеток. В меньших дозах адреналин (гормон мозгового слоя надпочечников), так же как и медиаторы (норадреналин, ацетилхолин), у старых животных вызывают изменение артериального давления (рис. 17, А); эстрадилпропионат (половой гормон) - вызывает явления течки (рис. 17, Б); кортизон (один из гормонов коры надпочечников) - повышает фагоцитарную активность лейкоцитов (способность поглощать ими микробные тела) (рис. 17, В); тиреотропный гормон гипофиза - стимулирует функцию щитовидной железы (рис. 17, Г). Чувствительность тканей в старости растет и к таким гормонам, как вазопрессин, инсулин, дезоксикортикостерон, фолликулин, адренокортикотропный гормон.

изменения чувствительности ткани к гормонам

Изменения гормональной регуляции принимают важное участие в механизмах старения. Повышение чувствительности тканей к гормонам до поры до времени компенсирует недостаточную их выработку железами.

Рис. 17. Изменения чувствительности ткани к гормонам и медиаторам у взрослых (1) и старых (2) животных А — пороговые дозы норадреналина (а), адреналина (б), ацетилхолина (в), вызывающие изменения артериального давления у кроликов разного возраста. Вещества вводились в миллиардных долях грамма (нанограммах). Б — пороговые дозы полового гормона—эстрадиолпропионата (в международных единицах), вызывающего течку у крыс разного возраста. В — изменения фагоцитарной активности лейкоцитов (в условных единицах) под влиянием 2,0 ед. кортизона. Г — изменение потребления кислорода (в микролитрах кислорода на 1 грамм) тканью щитовидной железы при введении разных доз тиреотропного гормона.

Однако со временем все большее и большее значение приобретает недостаточность гормональной регуляции.

Выравнивая условия гормональной регуляции, можно во многом ослабить существенные различия в течении обменных процессов у старых и зрелых животных. Вот почему овладение механизмами гормональной регуляции, установление оптимальных взаимоотношений между возрастными особенностями обмена и действием гормонов - важный путь для поиска средств, продлевающих жизнь.

Влияние нервной системы на деятельность клеток, органов очень разносторонне. И. П. Павлов указывал на три пути воздействия нервной системы на ткани: пусковые влияния, включающие органы в деятельность; сосудодвигательные, изменяющие тонус сосудов и в связи с этим кровоснабжение ткани; и наконец, трофические влияния. Трофическое действие нервной системы заключается в возможности прямого влияния на обменные процессы в тканях. Классическим примером этого является так называемый феномен Орбели - Гинецинского - раздражение симпатического нерва, усиливая обменные восстановительные процессы, вызывает увеличение высот сокращений утомленной скелетной мышцы.

Исследователи уже давно обратили внимание на сходство проявлений старения и нарушений нервной трофики. В механизме старения немаловажное значение имеет изменение трофического влияния нервной системы и связанные с ним изменения в обмене веществ. Имеется много доказательств большой роли изменений трофического действия нервной системы в развитии многих проявлений старения. При старении меняется соотношение различных факторов нейрогуморальной регуляции трофики, что способствует развитию возрастных сдвигов обмена и функций. Изменения протекают по общему типу динамики регуляторных процессов в старости: ослабление нервных воздействий и повышение чувствительности к гуморальным влияниям. У старых животных феномен Орбели - Гинецинского вызывается меньшими дозами адреналина, но для его воспроизведения необходимо раздражение симпатического нерва током большой силы. Отчетливые трофические нарушения возникают, как известно, при перерезке нервов - денервации. Чем выраженнее трофическое влияние нервной системы ткани, тем значительнее должны быть сдвиги после перерезки нерва. Исследования показали, что при денервации скелетных мышц изменения в их обмене и функции у старых животных выражены меньше, чем у взрослых. Следовательно, трофические влияния нервной системы при старении ослабевают. Изменение трофического нервного контроля над тканью в старости приводит к ослаблению приспособления обмена отдельных клеток к условиям деятельности ткани органа, всего организма.

Точкой приложения трофического влияния нервной системы могут быть и процессы биосинтеза белка. При денервации, ослаблении нервных влияний на ткани существенно изменяется характер обмена белков, часто увеличивается количество ядер в клетках. Очевидно, что своеобразный приспособительный механизм, направленный на компенсацию ослабленного влияния нервной системы, влияет на процессы биосинтеза белка в клетке. Опытами было установлено, что ряд изменений, наступающих в клетке при денервации, например рост мембранного потенциала, можно снять ингибиторами биосинтеза белка. Следовательно, эти нервные влияния опосредованы через механизмы образования белка. Следовательно, изменения трофической регуляции могут повлиять на процессы синтеза белка на генетическом аппарате, во многом определить важные проявления старения.

Механизм трофических влияний очень сложен. Он не может быть сведен только к действию через медиаторы. Предполагается образование в нервных клетках и волокнах специальных веществ - метаболитов, влияющих на энергетику, биосинтез белка в клетке. Возможность не только опосредованного, но и прямого нервного влияния на генетический аппарат клетки объясняет значение первичных возрастных изменений в центральной нервной системе для развития вторичных старых сдвигов в других клетках и тканях. С возрастом количественно и качественно изменяется влияние центральной нервной системы на трофику тканей и это становится ведущим механизмом старения.

Установленные сдвиги в нейрогуморальной регуляции тканей выражены неравномерно. Развитие их может быть своеобразным показателем биологического старения системы.

Изменения чувствительности отчетливо выражены в сердце, сосудах, скелетных мышцах, в клетках нервной системы и почти не улавливаются в сократительных элементах кишечника. Чувствительность сосудов конечностей к адреналину и ацетилхолину растет больше, чем в кишечнике и почках. Существует, очевидно, какая-то зависимость между эволюционным развитием нейрогуморальной регуляции той или иной системы и степенью ее изменения с возрастом.

Важно и другое. Повышение чувствительности к химическим веществам свойственно только определенному этапу старения. В глубокой старости, в период дряхлости, чувствительность тканей к химическим веществам падает и становится даже ниже, чем у взрослых животных.

Следует подчеркнуть, что здесь обсуждались только возрастные изменения чувствительности тканей. Чувствительность во всех исследованиях определялась по минимальной силе раздражения, вызывающей изменения обмена и функции. В естественных условиях на организм влияют не только пороговые воздействия, но и раздражители различной силы. Вот почему для полной характеристики возрастных изменений важно определить не только чувствительность, но и реакционную способность - возможную амплитуду изменения обмена и функции при нарастании силы раздражения. Если у старых животных выше чувствительность к гуморальным факторам, то у взрослых выше реакционная способность. Возможный максимальный эффект при нарастании силы раздражения оказался выше у молодых и взрослых животных. Один из примеров этого показан на рис. 18. изменение уровня сахара в крови

Рис. 18. Изменение уровня сахара крови при введении различных доз адреналина и инсулина у старых кроликов (сплошная линия) и у взрослых (пунктирная линия) Малые дозы: адреналин 5,0 мкг/кг, инсулин — 0,025 ед/кг; большие дозы: адреналин 50 мкг/пг, инсулин — 15 ед/кг.

Адреналин вызывает рост уровня сахара крови, инсулин - падение. Как видно из рисунка, при введении малых доз этих гормонов сдвиги в уровне сахара крови более выражены у старых кроликов, при введении больших - у взрослых. При введении малых доз тироксина, адреналина, кортизона газообмен у старых животных возрастает резче, чем у взрослых. При введении больших доз этих гормонов складываются противоположные взаимоотношения. Подобных примеров, взятых из работ лаборатории, можно было бы привести много. Все они свидетельствуют о том, что в старости суживается возможный диапазон реакций при нарастании силы раздражения. Снижение реакционной способности на фоне падения функции желез внутренней секреции ограничивает возможности гормональной регуляции в старости.

Изменения чувствительности и реакционной способности - выражение не только количественных сдвигов, но и качественных изменений в обмене веществ клеток. При изменении силы раздражения в старости возникают качественные, порой противоположные по характеру сдвиги.

Реакция объектов регуляции - клеток, тканей, органов - только одно из звеньев в сложной цепи саморегуляции обмена и функций. Однако изменения, наступающие здесь, могут объяснить многие особенности реакций стареющего организма. А. А. Ухтомский сравнивал нервные влияния со стремительной телеграфной связью, гуморальные - с движением по проселочным дорогам. Ослабление нервных влияний, повышение чувствительности тканей к гуморальным воздействиям во многом определяет замедленный характер реакций ряда систем в старости. Реакции становятся менее экономными, снижается их приспособительный характер.

Благодаря изменениям нервных влияний клетка менее совершенно приспосабливается к условиям существования организма, в каждом ее уголке наступают существенные изменения. Биосинтез белка, энергетические процессы, деление клетки, ее возбудимость и лабильность существенно изменяются в связи со сдвигами регуляторных нервных влияний. Вот почему ослабление нервных влияний вызывает сдвиги в ходе старения организма. Однако при старении развивается не простое ослабление иннервационных влияний, а сложная их перестройка, перераспределение значимости отдельных путей регуляции. Неравномерное ослабление, например, симпатических и парасимпатических влияний на сердце приводит не к простому количественному изменению регуляторных влияний, а к качественно новому их уровню. Неравномерные изменения в старости двигательных и симпатических нервных влияний на скелетные мышцы изменяют соотношения ее функции и трофики. Сложность и качественная новизна возникающей ситуации станет еще более убедительной, если учесть и асинхронность сдвигов гуморальных влияний, вплетающихся в общий поток нейрогуморальной регуляции.

Невольно напрашивается аналогия: нельзя ли описываемые сдвиги объяснить с позиций закона денервации - повышения чувствительности денервированных тканей к гуморальным факторам? Мы полагаем, что это явление имеет определенное значение в механизме возрастных изменений реакций. Так, очевидно, чем выраженнее нервные влияния на ткань, тем значительнее должен быть рост ее чувствительности к гуморальным факторам при ослаблении подобных влияний. Кишечник, сосуды, сердце, скелетная мышца отличаются по степени регуляторных нервных влияний, которые наиболее эволюционно совершенны для скелетной мышцы и наименее выражены в кишечнике. При старении чувствительность кишечника к ряду гормонов, медиаторов существенно не изменяется, а скелетной мышцы резко растет.

Существуют факторы, не позволяющие свести возрастные изменения реакции полностью к денервационным изменениям. Вот некоторые из них: 1. При старении растет чувствительность и неиннервируемых клеток. Так, у старых людей и животных лейкоциты более чувствительны к влиянию гормонов надпочечников. 2. Если бы описываемый феномен повышения чувствительности к гуморальным факторам всегда был связан с денервационными влияниями, то должна была бы наблюдаться закономерная последовательность в ходе событий: сначала ослабление нервных влияний, а затем рост чувствительности к гуморальным (напомним - гуморальное регулирование осуществляется через жидкие среды - кровь, лимфу). Но в ряде случаев при старении не возникает подобной последовательности. Так, например, чувствительность сосудов почек к адреналину у старых животных растет, а порог раздражения симпатического нерва не изменяется. С точки зрения денервации трудно объяснить повышение чувствительности хеморецепторов, являющихся окончанием нервных клетокч 3. Известна связь повышенной чувствительности с обменом медиаторов. Сдвиги в обмене медиаторов - ацетилхолина и норадреналина - в старости и при денервации далеко не идентичны друг другу.

Как известно, в ходе эволюции устанавливается оптимальная возбудимость клетки. Клетки с чрезвычайно высокой возбудимостью не могли бы существовать в условиях бесконечного действия раздражителей из окружающей среды.

В ходе онтогенеза устанавливается уровень возбудимости клетки, соответствующий действию наиболее существенных для жизни раздражителей. Можно полагать, что при старении клетка становится менее устойчивой системой, она легче выводится из состояния равновесия и медленнее восстанавливается до исходного уровня. Это и приводит к повышению ее чувствительности к гормональным факторам. Итак, описанное явление - результат сложных возрастных изменений метаболизма клетки, в механизме которых большое значение имеет и ослабление нервных влияний.

Итак, возрастные сдвиги в механизмах нейрогуморальной регуляции, отражаясь на обмене и функции клеток различных тканей, во многом определяют характер возрастной эволюции целостного организма.

Сложность возрастной эволюции зависит как от измененения реакции клеток и тканей на регуляторные воздейстствия, так и от сдвигов характера этих влияний, поступающих из центральной нервной системы.

"Созвездие", "констелляция", "интеграция"... Каким бы определением не пользовались исследователи для характеристики центральной нервной системы, они постоянно стремятся подчеркнуть сложность внутрицентральных связей, определяющих многообразие, четкость и точность реакций организма. Клетки центральной нервной системы практически не делятся. Их возраст равен возрасту всего организма. Их устойчивость, жизнеспособность, значительная продолжительность жизни определяются высоким уровнем и совершенством обменных процессов. Вместе с тем возрастные изменения в нервных клетках, в обмене и функции центральной нервной системы - важнейший механизм старения организма. Нам кажется правильной следующая формула: высокий уровень регуляции, осуществляемый центральной нервной системой, обеспечивая совершенство адаптации организма, способствует увеличению продолжительности жизни высших животных, противодействуя старческой деградации. Однако, когда возраст изменяет течение обменных процессов в нервных клетках, то это неминуемо становится важнейшим механизмом в старении всего организма. В этом единстве противоположных тенденций и состоит значение центральной нервной системы в физиологическом старении организма. Бесспорна, конечно, и точка зрения школы И. П. Павлова: нарушения высшей нервной деятельности, центральной нервной системы - важнейшая причина преждевременного старения.

Предыдущая       Следующая

 

загрузка...

 Серия статей о природе старения:

Старение и старость.

Эволюция и старение. В тексте статьи есть интересная информация - какова продолжительность жизни в зависимости от региона проживания на территории СНГ

Биологическая организация и старение.

Старение клеток.

Биосинтез белка и механизмы старения.

Старение и энергетические процессы в организме.

Возрастные изменения деятельности различных систем организма.

Работоспособность и возраст.

Процессы регуляции и старение организма. Саморегулирующиеся системы организма.

Процессы регуляции и старение рганизма - продолжение.

Процессы регуляции при старении организма - окончание.

Приспособительные механизмы организма при старении - сохранение постоянства внутренней среды.

загрузка...